Внедорожники / suvonline.narod.ru

Материалы

Главная


Тест-драйв


Парный тест


Тюнинг

Рейды

Галерея


Рассылка

Обслуживание

Магазин


Сервисы


Запчасти


Аксессуары


Шины / диски


Автохимия

Дилеры / цены

Автосалоны


Прайс-лист

Мультимедиа

Фотообои


Игры


E-mail


Путешествие по Австралии на Audi Q7 4.2 TDI 2007

Путешествие по Австралии на Audi Q7 4.2 TDI 2007

На финише пробега Лиссабон-Владивосток я и не предполагал, что спустя два года снова отправлюсь в трансконтинентальный пробег и опять за рулем Audi. Правда, на сей раз основную часть каравана составляли не Audi Allroad, а дизельные Audi Q7, в том числе и с новыми моторами 4.2 TDI. Но главное, что этот пробег - не по «домашней» Евразии, а с востока на запад Австралии. От края до края - 7500 км, а чтобы добраться до старта - еще сутки в воздухе.

Но старта из Сиднея - географического начала трансконтинентального пробега - не случилось: как раз в этот день, 2 сентября, в городе начинался саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (APEC), на который съехалась деловая элита со всего мира во главе с президентами. Владимир Путин, Джордж Буш, глава КНР Ху Дзиньтао - все в Австралию! Полиция перекрывала улицы трехметровыми сетками, эвакуируя припаркованные на пути следования кортежей автомобили. Над концертным комплексом Opera, местом встречи президентов, кружили вертолеты, в заливе - полицейские катера и гидроциклы. Главный враг полиции - антиглобалисты, которые устраивали демонстрации до первой крови. Еще неизвестно, чем бы закончился наш пробег, стартуй мы в этот день в Сиднее - ведь Audi производят во многих странах и продают по всему миру: факт глобализации налицо, причем материализованный в практически беззащитном автомобиле. Поэтому от греха подальше первую тысячу километров от Сиднея до маленького городка Брокен Хилл организаторы пробега проехали за рулем сами, а уж там, в Брокен Хилл, и состоялся фактический старт пробега.

После шумного Сиднея этот разлинованный в крупную клетку улицами одноэтажный городишко казался беспробудно спящим. Пешеходов на улицах можно было сосчитать по пальцам, а машин еще меньше. Так что если бы мы по привычке двинули по правой полосе (а в Австралии, бывшей английской колонии, движение левостороннее), то вряд ли бы кому-нибудь помешали. Название городка (в переводе с английского - «разрушенный холм») свидетельствует о его шахтерском прошлом. Вокруг действительно много таких холмов: здесь и сегодня добывают свинец, цинк и даже серебро. У города, которому всего-то двести лет, истории, по нашим меркам, никакой, а потому при отсутствии других достопримечательностей местные жители зазывают туристов в старую шахту. Да вы приезжайте к нам в Кузбасс - таких музеев там на каждом шагу! А крупнейшим событием новейшей истории города стали съемки фильма «Безумный Макс» - в баре Silvertonе все стены увешаны фотографиями рабочих моментов, и перед входом стоит тот самый автомобиль, на котором разъезжал Безумный Макс.


Сидней готов к саммиту - народ и президентские кортежи разделены трехметровым забором


В конце семидесятых недалеко от этого отеля снимали знаменитый фильм «Безумный Макс». Теперь перед входом припаркован реквизит - автомобиль, на котором герой Мела Гибсона разъезжал по пустыне


Вот это - настоящий автопоезд: три прицепа-цистерны!

А на чем поедем мы? В нашей колонне всего четырнадцать автомобилей, и все - с дизельными двигателями. Два Audi Allroad 3.0 TDI, два Audi Q7 4.2 TDI, остальные - Audi Q7 с трехлитровыми моторами. Задние сиденья во всех машинах сложены - помимо личных вещей мы везем по две запаски (в дополнение к штатному запасному колесу), 15 литров воды, спальные мешки и надувные маты. Жить-то нам предстоит в палатках! Мне не привыкать, точнее, я даже отвыкнуть не успел: палаточно-кочевую жизнь мы с Константином Сорокиным вели в Монголии во время ралли Transsyberia.

Кстати, Австралия в центральной части напоминает Монголию: та же мертвая каменистая почва, такие же пересохшие русла рек - из десятка речушек, которые мы пересекли в первый день, вода была лишь в одной. А где крокодилы, кенгуру и страусы?

- Крокодилов здесь нет, они обитают в северной части континента, - одновременно разочаровывают и успокаивают нас организаторы пробега. - А кенгуру и страусов полно. Для вас особо опасны кенгуру - в любой момент могут выскочить на дорогу.

Так и есть. Едва отъехали от города - и на дороге стали попадаться раздавленные серые тушки. Много тушек. Но живых кенгуру в этот день я так и не увидел. А страусы дорогу перебегали, причем однажды перед головной машиной нарисовалась семья: родители справа от дороги, дети-страусята - слева. Почуяв опасность, чада рванули к родителям. Ничего, обошлось.

На ужин, кстати, у нас была не страусятина и не кенгурятина, а говядина.

Еще через сто километров я заметил на дороге какую-то корягу и решил пропустить ее между колес. И лишь подъехав вплотную, понял, что на пути оказалась игуана: полуметровая ящерица как ни в чем не бывало грелась на асфальте и, скользнув на обочину, даже позволила провести фотосессию.

В Центральной Австралии движение очень спокойное. Встречные машины попадаются раз в десять минут, полиции мы не видели вовсе и потому спокойно двигались со скоростью, которая, по нашему мнению, была адекватной дорожным условиям. На асфальте трехлитровый Audi Q7 TDI легко разгонялся до 200 км/ч, а с мотором объемом 4,2 литра столь же легко набирал 220 км/ч. Однако асфальт здесь не везде: сплошная линия на карте то и дело переходит в прерывистую, асфальт сменяется на грунт. Но по широкому ровному грейдеру можно мчать не медленнее, чем по асфальту. Во всяком случае, на Audi Q7: подвеска прекрасно справляется с мелкими неровностями, хотя и допускает небольшую раскачку на пологих волнах. А если на спидометре 120-140 км/ч, то напряжения вообще никакого. Главное - не забывать про левостороннее движение. Кстати, в опасных местах - на «слепых» перегибах и в поворотах - стоят знаки «Кeep left», «держись левой стороны».


В глубинке маленьким самолетам аэродромы ни к чему - в качестве взлетно-посадочной полосы используется ровный участок грунтовой дороги


Говорят, крокодилов здесь нет, но от купания я все же воздержался


Летом столбик термометра зашкаливает за 40 градусов, а потому в местном баре всегда есть спрос на лед - по 6 долларов за 6 кг

Преодолев 340 км трассы Silver City Highway, мы прибыли в городок Тибубурру. Вошли с юга - так же, как 162 года назад это сделали участники экспедиции Чарлза Стюарта, - и так же разбили свой лагерь. Но Стюарт искал в Австралии внутреннее море, причем был настолько уверен в его существовании, что волок с собой лодки! Моря он так и не нашел, но проложил путь по нехоженым доселе местам.

Вскоре в этих краях началась золотая лихорадка - в 1881 году в Тибубурру приехало около тысячи золотоискателей. Причем реальных оснований полагать, что здесь много золота, у них было не больше, чем у Стюарта - доказательств наличия внутреннего моря. Золотых россыпей здесь не оказалось. Кто-то уехал, а кто-то остался. Сегодня Тибубурра - это 150 жителей, два маленьких отеля и бар Петрович. Но карикатурист и ресторатор Андрей Бильжо до Австралии еще не дошел: это не его Петрович, а другой, с ударением на первый слог, причем хозяин, словак Петрович, сам стоит за стойкой бара. Понятно, что здесь можно выпить и закусить, но главное - поговорить, например, об истории этих мест. По фотографиям на стенах понятно, что засуха здесь не круглый год - вот и в минувшем феврале проливные дожди наполнили реки: те низинки, что мы проезжали, лишь слегка сбрасывая скорость, превращались в метровые броды. На фотографиях по ним «плывут» полноприводные Тойоты и Ниссаны. Теперь понятно, почему большинство машин, которые мы встречали на трассе, оборудованы шноркелями - вынесенными на крышу воздухозаборниками.


Такие рептилии водятся на севере Австралии и в Сиднейском зоопарке


В Австралии обитает 55 видов кенгуру, причем девять из них занесены в Красную книгу

Переночевали в палатках и взяли курс на Камерон Корнер - точку, где сходятся границы трех штатов: Южной Австралии, Квинсленда и Нового Южного Уэльса. Любопытно, что при переезде из одного штата в другой стрелки часов нужно переводить на полчаса! Да-да, Австралия - одно из немногих мест на Земле, где помимо часовых есть и получасовые пояса (подобное можно встретить в Афганистане, Индии, Шри-Ланке, а с этого года и в Венесуэле). А еще здесь построен самый длинный в мире забор - 5614 км. Возведенный в восьмидесятые годы XIX века, он препятствовал распространению популяции кроликов, которых неосмотрительно завезли сюда европейцы в середине того же века. Кроликам так понравилось здесь размножаться, что они стали представлять серьезную угрозу и без того бедной местной растительности. Со зверьками справились, но заборчик сносить не стали - он защищает домашний скот от набегов динго с юга. Поэтому, подъезжая к забору, нужно остановиться, открыть ворота, а затем обязательно их закрыть - к этому призывает табличка на заборе. А за воротами - бар, монумент еще одному исследователю Австралии Джону Камерону, именем которого и назван этот уголок.

Нам еще предстояло проехать дальше на запад, по пустынной дороге до самого Стрелецкого тракта. К стрельцам этот тракт прямого отношения не имеет, а назван был так в честь одного из исследователей Австралии, поляка по фамилии Стрелецкий, точнее, Стрежецкий. Тракт - это широченная грунтовая дорога, на которой мы впервые встретили грузовик с табличкой «Train». Будь с нами Федор Лапшин - наш «грузовой» корреспондент - он наверняка попытался бы остановить его и завязать беседу. Помнится, после своей поездки в Австралию Лапшин рассказывал, что обогнать такой грузовик нереально. Так и есть: огромный капотник Mack с тремя полуприцепами-цистернами (на этой «колбасе» я насчитал 62 колеса!) пылит со скоростью 80 км/ч. А клубы пыли такие, что если нет бокового ветра, то лучше и не приближаться. К счастью, ветер дул сильный, и, обойдя грузовик, мы помчались дальше.

А вот и лагерь. Палатки теперь стоят не в голой степи, а на берегу речки Купер. Настоящей, не высохшей. После пыльной дороги очень хотелось искупаться. Но, когда я подошел к берегу, энтузиазм пропал: мутная вода, илистые берега с кустарником. Местные уверяют, что крокодилов здесь нет, но… А вдруг какой-нибудь заплыл? Кстати, накануне я вычитал в памятке, которой нас снабдили организаторы, что из 25 видов самых ядовитых на Земле змей в Австралии обитает 21…

Утром я проснулся от громких криков попугаев - желтые, красные, они порхают по ветвям что наши воробьи. Впереди - самый длинный и, как утверждали организаторы, самый сложный участок нашего путешествия - 417 км по каменистой пустыне до города Бердсвилл. Вот где мы добрым словом помянули людей, укомплектовавших машины тремя запасками! Некоторые, наехав на острые камни, пробивали сразу по две шины!

Бар в городке Бердсвилл назывется Hard Road Cafe - «Кафе тяжелой дороги». Это точно, дороги здесь тяжелые: городок стоит на границе двух пустынь - каменистой и песчаной. Преодолев первую, мы не прочь были пересечь и песчаную, простирающуюся на северо-восток.


Судя по искореженным дискам, название Hard Road Cafe не случайно: это действительно кафе тяжелой дороги


В баре - развернутая экспозиция шляп местных жителей


Такие прицепы-трансформеры популярны у местных путешественников

- Шестьсот километров по дюнам? Нет, это невозможно, - убеждает координатор пробега Фил, который больше десяти раз пересекал пустыню Симпсона. - Машины не те, да и водители тоже: у многих нет опыта…

Фил, конечно, прав. Мелкий, буквально струящийся под колесами песок не дает разогнаться. А высота дюн - до тридцати метров! Подняться можно только с разгона. Остановился - бери лопату. Даже несмотря на то, что давление в шинах мы сбросили до 1,5 бар. Но и на полуспущенных колесах Audi Q7 едет по песку плохо: мешает система стабилизации, а полностью отключить ее нельзя. Если электроника чувствует, что автомобиль «плывет», ESP выборочно подтормаживает колеса и, главное, не дает двигателю развивать обороты - автомобиль теряет ход и останавливается.

Немного покатавшись по «красным дюнам» (на рассвете они действительно красные!), мы передали автомобили следующей группе журналистов, которая пройдет второй этап трансконтинентального маршрута (всего этапов четыре) в обход пустыни. Жаль. Хотелось бы поехать дальше: посетить Алис-Спрингс, посмотреть, как живут там потомки аборигенов, увидеть-таки диких кенгуру и, наконец, финишировать в городке Брум на берегу Индийского океана. А так… Из 7500 км пробега мы прошли лишь 1150. Мало, но все равно здорово. Будет шанс - не упустите!

Дизельный V8
Представленный в Австралии Audi Q7 4,2 TDI уже продается в России. Автомобиль почти на треть мощнее трехлитровой дизельной версии (326 л.с. против 233 л.с.) и на 24500 евро дороже. В базовой комплектации он стоит 89811 евро, то есть ровно столько же, сколько и бензиновый Audi Q7 4.2 FSI. Однако на австралийских дорогах обещанной разницы в динамике разгона я не ощутил. Не верю, что Audi Q7 4,2 TDI разгоняется до «сотни» за 6,4 секунды. Возможно, причина «субъективной недооценки» в том, что с этим двигателем агрегатируется «медленная» шестиступенчатая коробка-автомат. В штатных режимах все отлично - в пределах одной передачи огромный крутящий момент (760 Нм) обеспечивает напористый разгон даже на «тяжелом» песчаном грунте. Но как только нужно перейти на одну-две ступени вниз, ощутимы запаздывания. Да и вверх коробка переключается не быстро. То есть даже с таким мощным мотором Audi Q7 в первую очередь комфортный автомобиль, а уже во вторую или даже в третью - динамично-спортивный. Комфортный во всех проявлениях: подвеска, как пружинная, так и пневматическая, обеспечивает великолепную плавность хода даже на грунтовых дорогах, на руле и селекторе коробки передач никаких дизельных вибраций. И главное, в салоне тихо - сразу и не поймешь, дизельная это версия или бензиновая. Снаружи дизельный рокот ощутим, а в салоне его нет. Чувствуется, что огромное внимание при создании дизельных версий Audi Q7 было уделено шумоизоляции моторного отсека. Косвенное тому подтверждение я получил, когда оторвал пластиковую защиту - перебрал со скоростью на дюнах. Так вот, эта защита со стороны двигателя обклеена толстым слоем шумоизоляции.

Если же говорить об основном преимуществе дизельного двигателя над бензиновым - экономичности, то здесь стоит привести цифры суточного расхода топлива при быстрой или, скорее, очень быстрой езде по дорогам Австралии: трехлитровый Audi Q7 уложился в 13 л/100 км, а вот на версии 4,2 TDI компьютер показал 17,8 л/100 км. Немало. Впрочем, при такой же езде на бензиновом Audi Q7 расход наверняка вышел бы за рамки 20 л/100 км.

Как бы то ни было, статистика продаж пока говорит в пользу бензиновых версий - из 1639 Audi Q7, проданных в России в первой половине этого года, лишь 325 имели дизельные моторы.

«Авторевю»


Грунтовые дороги широкие и ровные: 200 км/ч - легко!


На дне высохшего озера можно проводить динамометрические замеры


«Держись левее», - предупреждает знак перед «слепым» поворотом


Этот забор длиной 5614 км защищает пастбища Центральной Австралии от набегов динго


Раньше австралийскую пустыню пересекали на верблюдах. Сегодня - на навьюченных внедорожниках


Мелкий красный песок коварен: без лопаты здесь делать нечего


АЗС украшает 14-цилиндровый авиационный двигатель Hercules VI (1675 л.с.) от разбившегося во время Второй мировой войны двухмоторного истребителя Beaufighter


С одной запаской по такой дороге далеко не уедешь - в каждой машине их было три!


По мелкому песку в дюнах Audi Q7 едет как по снегу. И завязнуть может так же


Окраина пустыни Симпсона - это огромные дюны высотой до 30 метров и ровные, как стол, долины между ними


В поселке Тибубурра сейчас живет 150 человек, а в конце XVIII века он был центром золотой лихорадки - в год сюда приезжало до тысячи золотоискателей


Дизтопливо в центральной Австралии на пару центов дороже бензина - понятно, что дизельные автомобили здесь не так популярны, как в Европе


Палаточный лагерь разбит в живописном по местным меркам месте - на берегу мутного водоема


Центр Сиднея: причал, от которого отходят рейсовые и прогулочные катера, а на заднем плане - концертный комплекс Ореrа


«Кенгурятники» в Австралии устанавливают и на обычные седаны

© 2008 Внедорожники. All rights reserved.